Номер архивного Е.Х.О.: Выпуск №189 2019.....................архив Е.Х.О.2002-2003.....................рейтинг     

 
   
 

Команда ЕХО:

 Арамира Велар (И. О. главного редактора),

 Охотник (зав. отделом интервью),

 Miruniana (зав. отделом новостей),

 Немезис Сонант (зав. литературным отделом),

 Беатриса Голдман (журналист),

 Зульфрия (оракул),

 

Подведём итоги!



Доброго времени суток! Не будем задерживаться — сразу перейдём к новостям.
Начнём с приятного.
06.05 проведены выплаты:
— стипендии ученикам за апрель;
— з/п преподавателям за апрель;
— з/п деканам за 6-7 циклы весеннего семестра;
— вознаграждение префектам за 6-7 циклы весеннего семестра;
— вознаграждение ПК за 6-7 циклы весеннего семестра;
— вознаграждение преподавателям за помощь в организации Тремудрого Турнира.
4.06 проведены выплаты:
— стипендии ученикам за май;
— з/п преподавателям за май;
— з/п деканам за 8 цикл весеннего семестра;
— вознаграждение префектам за 8 цикл весеннего семестра;
— вознаграждение ПК за 8 цикл весеннего семестра;
— вознаграждение за работу в соцсетях;
— вознаграждение за работу в ЕХО;
— денежные призы победителям поэтического конкурса "Май. Мая. МАю. Май. Маем. Мае".
6.06 выплачены префектские Гриффиндора, Рэйвенкло, Слитерина и Хаффлпаффа за 1-8 циклы весеннего семестра, а также выплачено вознагражение Mirunian'е за работу в музее и лаборантские KeiNe, Mirunian'е, Solomon'e, Беатрисе Голдман за 5-8 циклы весеннего семестра.
14.05 в Запретном Лесу проходила игра «Мафия», которую по обыкновению проводила Джо Хоггарт.


«Иии... мафия всё-таки вышла на тропу войны и вышло с честнейшей ничьей!
В первом туре победу одержали мирные жители, раскусив мафию в Redo и ЛеГро! Врач Фрекен Бок и шериф Хранитель Гармонии старались изо всех сил, но не смогли увернуться от коварных заклинаний мафии. Но, к счастью, наши хоговчане оказались проницательны!
Второй же тур остался за мафией, в лице Джо Хоггарт и Agrainel. Юный колдомедик Сандра Амбер пала в нечестном бою, а шериф Redo, хоть и прилагал все усилия для победы над мафией, но так и не смог завоевать доверие разъяренных горожан!
Спасибо мафии, врачам, шерифам и нашим прекраснейшим мирным жителям: Беатрисе Голдман, Mirunian'е и Nik'е Lis. Вы были прекрасны =)»



Такое сообщение оставила ведущая в соответствующей теме, а мы двигаемся дальше.
21.05 произошло распределение и вот его результаты:
— Эмилия — Гриффиндор;
— Cassiopeia_Black — Рэйвенкло;
— Temato — Хаффлпафф.
9.06 Шляпа распределила ещё двоих волшебников: Slivke попала в Рэйвенкло, а Элевери — в Хаффлпафф.
Приветствуем и желаем удачи распределившимся.


Уже завершился Тремудрый турнир. Для начала упомянем правила второго и третьего тура.









Второй:


«"Паблик Хогвартса"
Все мы живем в эпоху социальных сетей, они, так или иначе, проникают и в наш магический мир.
Вам предлагается представить себя в роли ведущего паблик Хогвартса и составить план публикаций в этом паблике на неделю так, чтобы это было интересно, поучительно и привлекало потенциальных хогвартчан к нам.
Подразумевается, что помимо собственно плана, вы приложите и те самые запланированные публикации, чем бы они не были: картинками, статьями, опросами или чем угодно еще.
И вот его результаты:
Джо Хоггарт — 14,3;
Miruniana — 12;
Peony-Silmarwen Aliasleopold — 11,3;
fafi — 8,3;
Фрекен Бок — 5,7.»



Третий:


«- вам предстоит написать лекцию по предмету;
- предмет можно выбирать любой: из тех, что уже преподается или мог бы преподаваться в такой магической школе как Хогвартс;
- лекцию просьба предварять кратким резюме, в котором следует описать, каких целей предполагается добиться преподаванием;
- ограничение по объему самой лекции - от 1 до 3 вордовских листов, не считая иллюстраций (иллюстрации просьба дублировать отдельными файлами);
- обязательны также вопросы домашнего задания по лекции и ваше представление о правильных ответах на них или критерии, по которым должна определяться правильность ответа;
- копипаст, как водится, не приветствуется;
И его результаты:
Джо Хоггарт — 13,7;
fafi — 11,7;
Френкен Бок — 10,7;
Peony-Silmarwen Aliasleopold — 9,3;
Miruniana — 8.»



Общие баллы:
Джо Хоггарт — 57,5;
fafi — 40;
Френкен Бок — 36,9;
Peony-Silmarwen Aliasleopold — 31,1;
Miruniana — 31.
Поздравляем Джо!


И теперь самый главный майский конкурс — Конкурс Стихотворцев.
Вот его правила:


«Итак, месяц МАЙ.
На улице тепло, и всё цветёт, в Хогвартсе каникулы, и есть время на развлечения.
Предлагаем поМАЯться, раз так, и приглашаем присоединиться всех желающих без ограничений.
Пишем (в этой теме ниже) четверостишия, где обязательно фигурирует одно из слов: МАЙ, МАЙский и прочие однокренные слова.
Игра продлится по 29 мая включительно, а в последние дни мая будем выбирать автора самого популярного стихотворения. Награду получит также и самый плодотворный автор.»



31 мая Nikitusha объявила, что самым плодотворным автором стала Miruniana, а 4.06 она же опубликовала результаты конкурса:


«Еще раз спасибо всем участникам конкурса, создавшим по-настроящему МАЙское настроение!
И поздравления победителям — популярных авторов оказалось трое: Сивка, Миролика Уинтер и Redo (опусы 1, 3, 82).
Вместе с нашим самым плодотворным автором — Mirunian'ой — они получают по 35 призовых кнатов.
А также все: и победители, и остальные участники — получают значок в профиль, который будет им напоминать об интересном и креативном соревновании.»



4.06 и 6.06 в составе деканов и префектов произошёл ряд изменений. Должности декана и префекта Слитерина заняли Тадеус Ричардович и Peony-Silmarwen Aliasleopold соответственно. Префектом Гриффиндора стала Miruniana. Хаффлпафф обзавёлся деканом в лице Беатрисы Голдман и префектом в лице Андриуса. Факультет Рэйвенкло также не остался в сторонке — деканом орлов стала Диана Дагер. А должность предводителя кандидатов теперь занимает ХэльРас. В составе директората также произошли некоторые изменения: осталось всего два человека — Рина Ранвэль де Ране и Сивка. Поздравляем всех с полученными должностями, и желаем удачи, успехов и вдохновения!
6.06 в Зале Мистерий состоялся итоговый бал весеннего семестра. Номинаций, как всегда, было много и столько же победителей. Сейчас расскажем подробнее:
— кубок школы получил Гриффиндор;
— лучшим учеником ожидаемо стала Мери Поппинс;
— звание лучшего префекта получила Арамира Велар;
— самым пушистым львом стала Miruniana;
— в номинации «Самый чешуйчатый змейс» победили сразу двое — Festral и Aster;
— самым полосатым барсуком оказалась Джо Хоггарт;
— ХэльРас победила сразу в двух номинациях «Самый крылатый орёл» и «Завсегдатай Запретного Леса»;
— самым известным жителем Хогвартса стала Беатриса Голдман;
— звание самого обаятельного приведения удостоился Redo;
— самой любимой газетой стал «Еженедельный Хогвартский Оракул»;
— старпом Джонс одержал победу в трёх номинациях: «Самый быстрооценивающий профессор», «Самый любимый профессор», «Самый интересный в общении профессор»;
— самым строгим профессором стал Хранитель Гармонии;
— самыми любимыми предметами жители Хогвартса определили Нумерологию (преподавателем которой является Шаера) и Магию Путешествий (которую преподаёт старпом Джонс).
Поздравляем победителей и желаем им не сдавать позиций!

А сейчас о том, как расположились факультеты и ученики в конце весеннего семестра.
Факультеты расположились так:
1 место. Гриффиндор — 1248 баллов.
2 место. Слитерин — 1153 балла.
3 место. Хаффлпафф — 1000 баллов.
4 место. Рэйвенкло — 542 балла.
Среди учеников первое место заняла Мери Поппинс (400 баллов), на втором месте расположилась Peony-Silmarwen Aliasleopold (314 баллов), а третье место заняла Miruniana (229 баллов).
Самые шумные на полянке:
— Гриффиндор — 31,2 %;
— Хаффлпафф – 21,1%;
— Рэйвенкло — 16,8%.
График Запретного Леса выглядит вот так:


Спасибо за внимание!

Заведующая отделом новостей Miruniana (совместно с Арамирой Велар)


оценка статьи


Потерянный ингредиент. Часть IV



Начало в прошлых выпусках.
… В 10:45 Беатриса Голдман уже была около одной из теплиц. Ученики толпились около входа, оживлённо обсуждая домашнее задание, последние новости и предстоящий матч по драконболу. «Ага, значит, профессора ещё нет, я как раз вовремя», — обрадовалась девушка.
И через пару минут со странным треугольным растением в руке появилась профессор Nalika. Ученики восторженно ахнули. Впрочем, Беатрису растение тоже впечатлило, потому что оно имело глаза, озорно смотрящие по сторонам, и рот, который в какой-то момент произнёс: «Пр-р-рекр-р-расный день!».
— Здравствуйте! — сказала Бетти и помахала рукой, привлекая внимание преподавателя Травоведения.
— О, Беатриса, какими судьбами?
— Ой, тут такое дело… А не могли бы Вы…
— Так, чего стоим? Проходите, занимайте места! — поторопила профессор застывших на пороге учеников, и только когда последний из них скрылся внутри теплицы, кивнула Беатрисе, чтобы та продолжала.
— Не могли бы Вы одолжить мне аконит? Он мне очень нужен именно сейчас, а когда я буду в Косом переулке, то обязательно приобрету замену!
— Да не нужно мне никакой замены, у меня его полным полно! — добродушно сказала профессор.
Но рано Беатриса обрадовалась, потому как профессор добавила:
— Мне помощь нужна! У меня сейчас важная лекция по лекарственным растениям. Не могла бы ты в это время пересадить растения? Там совсем немного, около десятка!
«Около десятка?», — в ужасе подумала девушка. «О, нет, только не это… Как же мой маникюр…», — но отказываться уже было поздно.
Перепачканная в земле с ног до головы, выпускница с грустью отметила, что пересадила лишь три растения из тринадцати. После того, как была выполнена половина работы, стало казаться, что она пересадила уже тысячу растений. А после последнего Беатриса решила, что никогда в жизни больше не пересадит ни одного цветка.
Профессор Nalika была очень довольна и дала девушке не только аконит, но и много других трав, которые часто входят в состав разнообразных зелий. Некоторые из них достать довольно сложно, поэтому настроение уставшей девушки значительно приподнялось. Придя домой, она прилегла всего на маленькую минуточку на кровать — и уснула.
Бетти снилось, что она одна посреди непроглядного леса растений в горшках, и каждое из них ей надо пересадить. Но сделать это было вовсе не просто — растения убегали, то и дело проговаривая: «Пр-р-рекр-р-расный день!», а также бросались землёй.
Девушка не выдержала этого ужаса и проснулась. Убедившись, что это лишь сон, она с облегчением вздохнула. И тут в поле её зрения попал аконит, лежащий на подоконнике. Тот, самый первый, который по предположению Беатрисы был потерян...
Продолжение в следующем выпуске.

Журналист Беатриса Голдман


оценка статьи


Ключ ужаса



Каникулы подходили к концу. В воскресенье 7 января должны были вернуться в школу все те, кто уезжал, а с 8-го уже начинался семестр. Вечером в пятницу Макс Гроули зачитался интересной книгой и ложился поздно, рассчитывая утром поспать подольше. Но этому не суждено было случиться…
Он проснулся от жуткой, разрывающей голову боли. Была ещё глубокая ночь, и все его однокурсники спали сном младенцев. Чтобы не тревожить их стонами, Макс спустился в гостиную. «К декану пойти если, в больничное крыло пошлёт, — поморщившись, подумал мальчик, — А тут не зелья нужны, я чувствую… Вот Элизабет поняла бы…». Сосредоточившись (отчего на его глазах даже выступили слёзы), первокурсник мысленно позвал её:
— Элизабет! Элизабет!
Девочка сначала не могла понять, кто или что её разбудило, но потом вспомнила: ей показалось, что Макс зовёт её. Она решила сходить к нему и проверить, всё ли в порядке. Дойдя до факультетской гостиной, Элизабет обнаружила его там.
— Макс! Что случилось? Мне показалось, что ты звал меня.
— Привет, Элизабет, — он через силу улыбнулся. — Да, звал мысленно, и даже получилось.
Бетси села рядом с другом, внимательно глядя на него.
— У меня ужасно болит голова… И это не просто так… Что-то происходит… Что-то плохое…
— Ты уверен? — встревоженно спросила она. Макс промолчал, глядя ей в глаза. Второкурсница немедленно вспомнила его «С тобой всё в порядке?» месячной давности и забеспокоилась ещё больше.
— Макс, слушай… это… миссис Мейсон же тебе жидкость дала какую-то для таких случаев… Пошли за ней сходим, и за блюдом…
Взяв Макса за руку, Элизабет поднялась с ним в спальню первого курса. Найдя флакон с зельем и блюдо, они вновь вернулись в гостиную и устроились за одним из столиков. Макс немедленно вылил жидкость в блюдо и уставился на её гладкую поверхность.
— Что ты видишь? — напряжённо прошептала Бетси.
— Там ключ!
— Тот самый?!
— Да, который мистер Мейсон привёз, и он светится…
— Макс, значит, дело в нём! Надо… надо профессору Паркинсу рассказать! Я побегу за ним!
— Давай, Элизабет, — вздохнул Макс. Не зная, как убрать жидкость обратно во флакон, он постучал палочкой по блюду, и, как ни странно, это сработало. Закрыв ёмкость пробкой, первокурсник стал ждать появления декана.
Преподаватель Заклинаний профессор Джосайа Паркинс был временами довольно строгим, особенно не терпел обмана и лени, но в целом относился к ученикам с теплотой, и они отвечали ему тем же. Лет ему было сорок с небольшим, у него были великолепные тёмные волосы, бороды и усов он не носил. Обычно профессора видели в его любимой мантии тёмно-сиреневого цвета.
— Доброй ночи, мистер Гроули, — раздался в гостиной мягкий баритон декана факультета. Его статная фигура пересекла гостиную, остановившись у кресла, в котором сидел Макс. — Расскажите мне, что произошло.
— Я проснулся от ужасной головной боли, профессор. Сейчас она прошла уже. Спустилась Элизабет, и она… она посоветовала воспользоваться той жидкостью, которую мне подарила профессор Мейсон.
— А что это за жидкость? — поинтересовался профессор Паркинс.
— Точно не знаю, но миссис Мейсон сказала, что она поможет мне разобраться, когда что-то меня будет беспокоить.
Декан кивнул в знак понимания сказанного, и Макс продолжил:
— В общем, я вылил содержимое флакона в блюдо, и заглянул туда. Там был ключ, профессор! Тот, который привёз из Африки мистер Мейсон! И он светился…
Минуту подумав, профессор сказал своим подопечным:
— Думаю, что рассказанное вами чрезвычайно важно. Нужно сообщить директору. Одевайтесь, вы пойдёте со мной. Я только предупрежу мистера Хэмдена.
Разбудив старосту факультета, декан сказал ему несколько слов. Сон сразу слетел с Майка, он оделся и спустился в гостиную, готовый к любым неожиданностям.
Мистер Гарвуд не спал, как будто зная заранее о видите декана Паркинса. По просьбе директора Макс ещё раз повторил свой рассказ.
— Вот так всегда с этими артефактами издалека…— в голосе профессора Гарвуда прозвучала тревога. — Мистер Паркинс, сходите за профессором Дарси. В конце концов, ему было поручено изучение ключа.
Декан ушёл, и в ожидании его возвращения директор наколдовал чайник и три чашки. Рядом с чайником появилось блюдо с печеньем.
— Выпейте чаю пока, это вам не помешает.
Ребята переглянулись и после недолгого колебания (шутка ли, директор чаем поит) взяли чашки.
— Доброй ночи, профессор Дарси, — приветствовал мистер Гарвуд появившегося преподавателя защиты от тёмных искусств. — Вам удалось что-то выяснить про артефакт?
— Ничего, директор. Магия как будто спит в нём, ожидая чего-то. Какие только заклятия не пробовал, не отзывается. На воду, огонь, землю, различные зелья не реагирует.
— Судя по всему, ключ пробудился этой ночью, Майкл. Думаю, нам с вами стоит пойти и проверить это. Где он сейчас находится?
— Заперт в сейфе, в моём кабинете, директор, — начиная нервничать, ответил профессор Дарси. Особенно на него подействовало то, что впервые за несколько лет директор школы назвал его по имени.
— Профессор Паркинс, пока нас не будет, детей не выпускайте из кабинета. Пусть пьют чай, да и сами присоединяйтесь тоже.
— Будет сделано, профессор Гарвуд, — склонил свою красивую голову декан. Он наколдовал себе стул, налил чай в чашку и уселся рядом со своими подопечными. Макс, чашка которого опустела, начал клевать носом.
— Ничего, мистер Гроули, вскоре ситуация немного прояснится, и мы отправим вас и мисс Хэйли спать.
— Хо… — Макс зевнул, — хорошо, профессор…
После получасового отсутствия профессора Гарвуд и Дарси вернулись в кабинет директора.
— Вы были правы, мистер Гроули, — начал глава школы, — артефакт действительно светится. И, мало того, он…
На середине фразы его оборвал грохот распахнувшейся двери.
— Профессор Гарвуд! Профессор Гарвуд! Что-то странное происходит, — с этими словами в кабинет ворвалась профессор Кервуд, декан другого факультета. За ней следовали две заплаканные первокурсницы.
— Мисс Лайтбом и мисс Фордайс были разбужены чем-то ужасным, плачут, но ничего внятного не говорят. Ещё несколько человек стонут во сне, а старшая мисс Чарлтон и вовсе не спала. Я нашла её угрюмо сидящей у окна и бормочущей что-то невразумительное…
Выдав разом всё беспокоившее её, миссис Кервуд замолчала, глядя на директора.
— Садитесь, профессор. И вы, мисс, — предложил профессор Гарвуд и не нарушал напряжённой тишины, пока те не последовали этой рекомендации.
— Так вот, этот африканский артефакт действительно светится, и, кроме того, он создаёт вокруг себя поле невыносимого страха. Уж на что мы с мистером Дарси храбрые люди, и то… — его передёрнуло при воспоминании о пережитом, — нам стоило почти сверхчеловеческих усилий просто приблизиться к нему.
Профессор Дарси согласно закивал.
— Так что делать-то будем, директор? — спросила уже более спокойным тоном профессор Кервуд.
После минутного раздумья профессор Гарвуд ответил:
— Всех, кого это зловредное поле зацепило, отправляйте к миссис Хэнкс. Пусть их напоят успокоительным, в тяжёлых случаях – дать каплю бонеморфеуса, разведённую в стакане воды. Скажите, что я распорядился. Вас, молодые люди, это тоже касается, — взглянул он на Макса и Бетси.
— Я вот только одного не могу понять, — проговорил Дарси, когда все присутствовавшие встали, собираясь разойтись. — Почему артефакт пробудился только сейчас? Времени-то сколько прошло.
И тут случилось такое, чему Макс вряд ли бы поверил, если бы это случилось не с ним самим.
— Понимаешь, Бетси, я на миг увидел призрак Уилла, — рассказывал мальчик по пути в больничное крыло, — он сказал: «Новолуние же» и с этими словами указал на безлунное небо…
— Какой ужас!
Вопрос «Ты уверен, что тебе не почудилось?» так и не сорвался с её языка: так или иначе, всё виденное Максом оказывалось до сих пор достоверным.
На следующее утро обстановка во всех гостиных была довольно тревожной. Все, кого поле страха от ключа зацепило не так сильно, очень плохо спали и были в крайне дурном расположении духа. Подливала масла в огонь и крайняя обеспокоенность профессоров, которым к тому же было дано распоряжение никаких деталей ученикам не сообщать. Маргарет, узнав у декана, что Макс и Элизабет в больничном крыле, отправилась навестить их.
— Привет, ребят! Вы выглядите куда лучше, чем те, кто в гостиной, — хмуро усмехнулась девушка.
— Это всё сильное успокоительное, — ответил Макс. — Привет, Маргарет.
— Расскажете, что было ночью?
Они переглянулись — вроде бы им никто не запрещал — и Элизабет подробно изложила тревожные события семикурснице.
— Дела-а-а…

В это же время мистера Мейсона посетили профессора Гарвуд и Дарси. Пояснив в двух словах суть проблемы, директор поинтересовался, где именно травником был найден артефакт.
— Вы знаете, профессор, по всем признакам когда-то там была стоянка небольшого племени. Вот что с племенем случилось дальше, непонятно. Либо забросили это место и ушли, либо вымерли, не знаю, в общем.
Директор задумчиво кивнул, и они вышли.
— Давайте выставим охрану в коридоре у моего кабинета, — предложил профессор Дарси. — Во избежание несчастных случаев.
— Я бы даже магические стены навёл, профессоров тоже беречь надо.

Макс, Элизабет и Маргарет вовсю обсуждали, что можно сделать при случившемся.
— Я всё-таки думаю, что в библиотеке должно быть что-то про такие штуки. Защита какая-то должна же быть от ключа этого. Иначе его даже не изготовить.
— Пойдём, — предложил Макс, спрыгивая с койки.
— А кто будет спрашивать? Ты, Маргарет?
— Давайте я. А то вам и не дадут, может — скажут, малы ещё.

На вопрос Маргарет седовласый библиотекарь Джеральд Маркс сказал:
— Вы знаете, я довольно хорошо знаю фонды, но ни о чём похожем не слышал, мисс Горделиус.
— А можно мы сами поищем?
— Пожалуйста, — не стал возражать мистер Маркс, — только в Запретную Секцию не ходите.
Ученики неспешно ходили между рядов стеллажей, но, действительно, ничего даже отдалённо схожего не было. На помощь вновь пришёл призрак Уилла. Он повёл Макса в дальний угол библиотеки и указал на неприметную на вид книгу на третьей полке снизу. Удостоверившись, что Макс всё правильно понял, видение исчезло.
— Макс, это опять Уилл, да? — шёпотом спросила Бетси. Тот кивнул, вытаскивая книгу и укладывая её на ближайший стол. Страницы оказываются пустыми.
— Странно, — сказала Маргарет. — Может, заклинание нужно какое-то?
Она попробовала всё, что ей пришло на ум, но никакой реакции со стороны упрямого фолианта не последовало.
— Ай! — тихо вскрикнула Элизабет. — Ну, как всегда… Опять руку повредила…
Она принялась вытаскивать занозу из пальца, а Маргарет как будто поняла что-то. Порывшись в карманах мантии, она вытащила булавку и уколола ей свой палец. Выступившую каплю крови девушка вытерла о страницу, и – о чудо – на ней проступили слова: «МАГИЯ АФРИКАНСКИХ КУЛЬТОВ».
— Кровавые жертвы… Вполне в духе первобытных племён…
— Маргарет! Я сейчас дам тебе заживляющее зелье, помажь сразу, — встревожилась Бетси.
— Ладно. Тогда Макс пока поищет в книге то, что нам нужно.
Поиск оказался не слишком долгим, и вот мальчик уже читал вслух:
— «…срабатывает каждое новолуние», «…вызывает панику у не знающих контрзаклятия»… Кажется, наш случай. Тот, что на рисунке, не один в один, но напоминает.
— А самого контрзаклятия нет там?
— Есть, но записано оно странно как-то.
— Давай я взгляну, — Маргарет закончила обрабатывать пальцы – свой и Элизабет — и уставилась на открытую страницу. — Ох-х-х, ру-у-уны… Я учила их до пятого курса, потом бросила. Сейчас буду вспоминать, куда деваться-то…
Минут десять она корпела над расшифровкой, и вот на отдельном куске пергамента уже красовалось: «АТ’РАХНАР МГАТИ БОКХ’ЭГНИОН». Маргарет поднялась с места и единым духом выпалила целиком контрзаклятие. И тут же всем троим стало намного легче, спокойнее и даже теплее. Они заулыбались.
— Бетси перепишет его вам обоим, а ты, Макс, бегом за директором.
Профессор Гарвуд даже спрашивать ничего не стал: увидев взволнованное лицо мальчика, он коротко бросил:
— Пойдём!
Макс почти бежал, директор следовал за ним. Элизабет бросилась им навстречу:
— Профессор! Мы пошли в библиотеку и нашли книгу...
— Сами нашли?
— Максу помог...
— ...призрак Уилла, — договорил Макс. — Сначала книга была пустая, но Маргарет догадалась...
— ...что книге нужна кровь и уколола себе палец...
— Мы нашли про артефакт! — подчеркнула Маргарет. — И контрзаклятие мне удалось расшифровать. Вот, — она показала пергамент.
— Где книга?
— Вон лежит.
Директор пробежал глазами открытые страницы, периодически кивая. Потом взглянул на расшифровку заклинания, сравнил её с оригиналом и кивнул ещё раз.
— Прекрасная работа, мисс Горделиус. Профессор Тайт будет гордиться вами, я обязательно сообщу, какой вы оказались способной ученицей.
Маргарет покраснела, а Гарвуд продолжил:
— Вы все большие молодцы. Именно благодаря вам, мистер Гроули, вам, мисс Хэйли, и вам, мисс Горделиус, этот африканский артефакт не причинит больше вреда.
Перед уходом директор опробовал заклинание, убедился в его эффективности и сделал себе копию с пергамента Маргарет. Вернувшись к себе, он вызвал к себе всех преподавателей, передал им полученные сведения (особенно текст контрзаклятия) и дал чёткое указание распространить их среди учеников и персонала замка.
К концу дня от былой нервозности не осталось и следа. Ученики и учителя вовсю наслаждались последним днём каникул, а вечером те, кто ездил на каникулы домой, только диву давались, слушая удивительные рассказы о таинственном ключе, наводящем ужас. На ужине профессор Гарвуд при всей школе выразил благодарность Максу, Бетси и Маргарет. Всех троих встретили аплодисментами и возгласами восхищения.
В середине дня 4 февраля (было воскресенье) ключ начал светиться снова, но все обитатели школы были на сей раз во всеоружии и тут же защитили себя заковыристым контрзаклятием. Профессор Дарси пригласил к себе директора и мистера Мейсона. Полюбовавшись красивым свечением, маги обсудили всё, что случилось с артефактом, после чего профессор Гарвуд сказал:
— Давайте-ка его в Гринготтс отправим, от греха подальше. Каково ваше мнение?
Решение было принято единогласно, и опасный артефакт вскоре водворили в ячейку школы в банке вместе с подробными инструкциями, как ему противостоять. Ученики же, столь много сделавшие в этой истории — Маргарет, Элизабет и Макс — стали пользоваться большим уважением как среди товарищей, так и среди учителей.

Журналист Хранитель Гармонии


оценка статьи


Вы всегда можете обсудить интересующую Вас статью в Книжной Лавке Хогсмида, в отделе ЕХО.

Свои работы, предложения и жалобы Вы так же можете отправлять с совой:

exo-jurn@list.ru

ЕХО разыскивает:

Журналистов;

Ведущих журналистов на рубрику "Персоналии".

Прежде чем обращаться в редакцию, убедитесь, что вы ознакомлены с Уставом, Концепцией Развития ЕХО и Памяткой журналистам.